Телемедицина 2016: Что не так?

На VCru вышла моя статья про телемедицину. Она получилась обзорной и громоздкой. Вот держите: https://vc.ru/p/tv-health-2016 Она про то, почему все-таки телемедицина пока не то, что мы от нее ожидаем и подводных камней там до сих пор хватает.



Но есть и короткая, тезисная версия с упором на цифры. Полноценной аналитической не получилось, но все же. Материал был написан, а заказчику такого не надо. Поэтому, опубликую тут.

***

В уходящем году телемедицина так и не запустилась официально. На то, есть несколько причин.


Что не так с Телемедициной 2016 года?



Проблема несоответствия



Законопроект о телемедицине обсуждали ещё в 2015 году, но тогда мнения разошлись между Минздравом с одной стороны и Институтом развития интернета (ИРИ) при участии Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ) и «Яндекса» с другой.


Что предлагает Минздрав? Сделать телемедицину просто информационной услугой, основная цель которой дистанционно решить, требуется ли очная помощь. Врач не может в режиме онлайн выписать пациенту рецепт, поменять дозу препарата или установить диагноз.
Документ получил поддержку основного медицинского сообщества и был предложен еще в апреле. Сейчас находится на рассмотрении.


Что предлагает ИРИ? Сделать телемедицину полноценной дистанционной услугой, которая предполагает и лечение. Законопроект внес 30 мая депутат Леонид Левин и на сегодня документ размещен на сайте нижней палаты парламента. ИРИ продвигает идею телемедицины в России больше всех.


То есть, Минздрав отказывается считать телемедицину терапией, считая ее лишь услугой для получения информации.

Проблема врачей



Малоинформированы. По результатам проведенного опроса 10% врачей не знают или слышали, но не помнят, что такое телемедицина.


Сомневаются. Результаты того же опроса показывают, что 83% врачей считают, что телемедицина не подходит для первичного обращения. Большая часть боится увеличения среди пациентов случаев самолечения. Еще врачи опасаются, что система будет не защищена должным образом. Но при всем при этом 90% из них поддержали идею дистанционной медицинской помощи.


Боятся ответственности. В медицинском сообществе большое внимание уделяется ответственности. Пока никто не понимает, кто несет ответственность за здоровье пациента при оказании медицинской помощи на расстоянии. Оператор связи, сам врач или пациент? Пока не будет ясны все аспекты и регламентированы в протоколах медики работать не будут.


Боятся, что их заменят. Да, среди врачей есть и такие. Некоторые медики понимают, что IT в итоге входит в противоречие с индустрией здравоохранения. Диагностика уже заменяется продвинутыми технологиями.  


Антон Владимирский, главный редактор журнала «Телемедицина и Ehealth»
«Врач—пациент» — это новая малоизученная форма телемедицины во всем мире, в отличие от «врач—врач», которая уже давно практикуется! С учетом роста цифровой среды «врач—пациент» будет развиваться, но это требует времени, системного подхода, научных исследований. Пока что это направление — чистый лист, таящий громадное количество рисков.
Любой адекватный врач не будет применять метод (лекарство, инструмент и т.д.) для которого не определены показания, противопоказания, способы профилактики и осложнений... Основной принцип медицины — «noli nocere» — «не навреди!». Пока под первичную телемедицину «врач—пациент» не будет подведена научная база — будут проблемы.»

Проблема IT-специалистов



Трудно делать ПО. В медицине больше всего данных. Их настолько много и не совсем структурировано, что разработчикам приходится сложно. Огромный объем данных нужно не просто хранить, но и обрабатывать и анализировать.


Нет единой базы. Сложность еще в том, что в мире нет единого хранилища данных. Также нет единого формата. Чтобы обрабатывать разные форматы данных программы должны уметь распознавать разные языки и приводить к общему знаменателю.


Устаревшая инфраструктура. Медицина стремительно развивается, но при этом в медицинских учреждениях врачи не любят, когда им заменяют систему, к которой они привыкли. Информация хранится в базах, плохо приспособленных к омиксной специфике, а многие популярные библиотеки приложений для анализа геномной информации и вовсе разрабатывались учеными для собственных нужд — они плохо приспособлены для новых задач промышленного масштаба.


Взаимопонимание. Со слов Германа Клименко, советника президента по вопросам развития интернета, медики долго не шли на встречу к IT-специалистам, и наоборот. Они шли параллельно. И тем и другим не нравилось, что кто-то лезет на их территорию — медики писали программные обеспечения, а разработчики пытались структурировать медицину в виде кода.


Проблема пациентов



По результатам опроса, проведенного в твиттере среди 965 респондентов 36% ответили, что положительно относятся к телемедицине, 26% ответили, что не готовы принимать услуги такого рода, и 36% вообще не понимают что это такое.


У молодого контингента слово «телемедицина» ассоциируется с телевизором. А у более взрослого поколения с Кашпировским, который лечил людей через телевизор.



К тому же пациенты пока не готовы платить за голую информационную услугу. Об этом говорит опрос, проведенный Дмитрием Петухиным, где из 5000 опрошенных только 6-7% ответили, что готовы платить за услуги телемедицины.


Проблема бизнеса



Не видит монетизации. Медицинские стартапы не похожи на обычные. Тут не подходят обычные бизнес-модели. Несмотря на то, что частная медицина на слуху, нет смысла запускать медицинские стартапы. Государственное финансирование сокращается, частная медицина не показала того роста, которого от нее ждали.


Низкая информационная грамотность клиентов. IT-технологии предполагают бурное развитие, в том числе развитие бизнес-модели. Клиники на сегодня не готовы переходить на новый уровень. Главное правило: идеи не должны идти вразрез с бизнес-процессами конкретного учреждения, либо медицинской отрасли в целом.


Проекты есть, но у них есть недостатки.


В России уже имеются проекты, которые занимается тем, что очень похоже на телемедицину. ООО «Мобильные Медицинские Технологии» — ведущий российский разработчик онлайн-проектов в области здравоохранения и телемедицины (врач—пациент). Им принадлежит два крупных проекта «Педиатр 24/7» и «Онлайн Доктор».  


«Педиатр 24/7» — это сервис онлайн-консультации врачей-педиатров 24 часа в сутки и 7 дней в неделю.


«Онлайн Доктор» — онлайн-клиника, схожая с «Педиатр 24/7», но уже для всей семьи.


«ONDOC» — медицинский сервис для контроля здоровья. По сути, электронная медицинская карта.


Телемедицина от «Доктор на работе».  «Доктор на работе» — это крупнейшая закрытая сеть для врачей (более 500 000 зарегистрированных). Недавно запустили самую настоящую «Платформу Телемедицины». Будут продавать компаниям, которые решат заниматься телемедициной. Но пока не работает, потому что удаленные консультации в РФ пока запрещены.


Основной недостаток этих проектов в том, что они локальны. Нет государственной регламентированности. Тут еще будет уместно вспомнить неудачную попытку «Теледоктора», который закрылся через некоторое время после запуска. Основная причина — законодательство не готово.


Проблема законодательства



Для телемедицины готовы все, но не законодательство. Страна не готова с юридической точки зрения. Все есть, но нет определения слова «телемедицина» в 323 ФЗ. Его планируют вести.  


Разработка. Прежде чем вносить в законы, нужно все тщательно проработать. Тут все непросто. Необходимо, чтобы был контроль качества, то есть, ввести порядок лицензирования всех участников этого рынка. А еще, этих участников нужно определить. Нужно еще понять, где и кем будет контролироваться качество оказания медпомощи.


Идентификация и аттестация. Как пациент, которому оказывают дистанционную медицинскую помощь поймет, кто перед ним? Может это мошенник? Поэтому, нужно подумать о том, как пациент сможет получить достоверную информацию о лицензии врача и об уровне его компетенции.
Кроме этого, нужно будет развернуть масштабный проект по аттестации будущих врачей, которые планируют заниматься телемедициной.


Стандарты. В США протоколы оказания телемедицинских услуг разрабатывались и обновлялись на протяжении 15 лет и это два тома по две тысячи страниц. Это сложная задача, на решение которой уйдет много времени.


Лицензирование инфраструктуры. Сейчас многие используют носимые устройства для сбора данных о здоровье. Но они от разных производителей и некоторые имеют неточные данные. А на эти данные будут опираться врачи. Поэтому, в идеале необходимо будет разработать свои устройства, сертифицировать их и проводить периодические проверки.


Страхование. Логично, что телемедицину введут в перечень услуг обязательного медицинского страхования. Это нечто новое, поэтому, нужно будет придумать механизм контроля всей этой истории.


Герман Клименко, советник президента по развитию интернета (из интервью)


«Чтобы, допустим, принять закон о телемедицине, за стол переговоров нужно посадить 20–30 ведомств. Никогда не знаешь, где на какое препятствие наткнёшься. Всё-таки ИРИ — классическая общественная организация, а я не самодур. Что бы я ни придумал, мне необходимо пройти через фильтр РОЦИТ, МКС, ФРИИ. Бывают чрезвычайно бурные дискуссии.»


Можно ли решить?  

Решение проблемы несогласия Минздрава и ФРИИ в объединении двух документов. Российский Телемедицинский Консорциум (РТК) создал рабочую группу, которая занимается объединением в один документ два ныне существующих законопроекта об оказании услуг телемедицины. Ответственен за группу Михаил Натензон, председатель совета директоров НПО «Национальное телемедицинское агентство». В общем-то, ИРИ согласны и на условия Минздрава, главное, чтобы законопроект приняли.


Чтобы медики, IT-специалисты были хорошо проинформированы и лучше понимали важность присутствия в этой системе друг друга, необходимо создавать различные форумы. И эти форумы уже проводятся. Например, ОНФ, провел круглый стол 10 июня 2016 году на тему доступности медицинской помощи — основное решение во внедрении телемедицинских услуг. Проводятся еще и форумы «Интернет+Медицина», где решаются другие важные проблемы.


Безопасность. Для оказания медуслуг дистанционно и врач, и пациент должны пройти процедуру идентификации. Все это должно быть официально и на государственном уровне. У каждого врача должна быть цифровая подпись. Аптека будет выдавать лекарства по цифровому рецепту, проверив цифровую карту пациента.


Проблему страхового бизнеса можно решить разработкой методической доказательной базы. Нужно доказать, что телемедицина способна снизить затраты на медпомощь, повысить долю коммерческого страхования.


Малоинформированность населения ликвидируется запросами на исследования, статей, научных работ в этой области. Уже создаются бумажные и электронные журналы про телемедицину, где можно узнавать последние новости этой сферы.


Проблемы, которые сегодня стоят перед телемедициной можно решить, но для этого необходимо время и действовать нужно осторожно, иначе эффект будет противоположным.




Есть ли вообще выгода?



Телемедицина выгодна для всех при правильном подходе. Медики смогут работать удаленно на законных и финансовых основаниях, ИТ-компании будут собирать лучшие стартапы и зарабатывать на этом огромные деньги, а пациенты получат доступ к квалифицированной и качественной медицинской помощи. Но все это при правильном подходе.


Это выгодно и правительству. Телемедицина сможет значительно снизить издержки связанные с логистикой, с лечением запущенных заболеваний. Сможет решить проблемы неравномерного распространения высокотехнологичного оборудования и распределения квалифицированных специалистов.


В США уже давно практикуют телемедицину. Возможность собирать данные о пациенте и быстрый обмен информацией минимизирует необходимость транспортировки тяжелобольных из одного отделения в другие. Экономия — около полмиллиарда долларов ежегодно.


В Нидерландах внедрение услуг дистанционной телемедицины, позволило уменьшить количество госпитализаций пациентов с хроническими заболеваниями на 64%, посещение поликлиник — на 39%.  На 87% экономится время госпитализации.


В 2015 году в США телемедицинской ассоциацией было проведено исследование, по результатам которого видно, что проведение мониторинга, дистанционных консультаций и лечения сократило число койко-дней на 25%, госпитализаций — на 19%, очное обращение — на 70%. Экономятся время и деньги.


Это все способствует улучшению качества жизни пациента и экономит расходы здравоохранения, которые будут со временем только расти, потому что растет количество людей старшего возраста, а значит и хронических заболеваний. В Европе на борьбу с хроническими возрастными заболеваниями уходит 70% всех расходов, в Штатах эта цифра достигает 80%.


Выводы



Рынок телемедицины — это сложный мир, который требует тщательной проработки всех механизмов. Именно поэтому в этом году не получилось все запустить. И может показаться, что за это вообще не стоит браться. Но статистика и исследования показывают обратное. Это благодатный рынок, который по оценкам разных экспертов даже лучше рынка нефти в нашей стране.


Врачи и так консультируют по скайпу, в мессенджерах и в разных медицинских сервисах как коллег, так и пациентов. Пациенты всегда на связи со своими докторами, и наоборот. Телемедицина есть, но нет ее законодательного подкрепления.


Ясно, что закон о телемедицине будет принят (в развитии сферы заинтересованы слишком большие люди, чтобы оставить это на полпути), но пока отрасль мало изучена («врач—пациент»), из-за чего говорить о каких-то точных сроках не приходится. ИРИ и многие другие возлагают большие надежды на первый квартал 2017 года.



@ibrablog



Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Медицинские каналы и чаты в Telegram

Медицинские каналы и чаты в Телеграм. Часть 2

Каякент – мое родное село.